allerleiten (allerleiten) wrote,
allerleiten
allerleiten

300-летие Дома Романовых - 4



ПАЖЕСКИЙ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА КОРПУС. КП № 64-66, 1998 г.

АЛЕКСАНДР ГЕРШЕЛЬМАН, камер-паж, выпуск 1913 г.

Моя служба камер-пажем при дворе Императора Николая II (продолжение)

В последнем, Георгиевском зале, расположенном под прямым углом к Андреевскому, Государя встретило московское дворянство, земство и гражданские чины. Зал очень красив — строгие цвета ордена Св. Георгия придают ему какую-то торжественность; золото украшающих его орденских звезд подчеркивает это своей роскошью.

На середину зала навстречу Государю вышел Александр Дмитриевич Самарин, приветствуя Государя от имени московских дворян, предводителем которых он был. В Москве даже на придворных торжества лежал какой-то отпечаток «домашности». Вероятно, от этого, когда Государь остановился перед Самариным, все шествие не осталось в колонне, а продвинулось далеко и образовало полукруг около Императора.

Самарин в своей речи, обращенной к Царю, выражал чувства преданности ему московского дворянства. Следуя за моей Великой княгиней, я оказался слева и впереди Государя и мог вблизи наблюдать его лицо и слушать его ответное московскому дворянству слово. Я слышал Царя впервые. Он говорил исключительно спокойно, ровным негромким голосом. Но благодаря безупречному произношению каждое слово звучало отчетливо. Характер его произношения был, что называется, «петербургский», в отличие от более мягкого произношения Москвы и прочих городов российских.

Как мне казалось, Царь говорил без подготовки, что я вывел из того, что он в своем ответе касался многих пунктов обращения к нему дворян. Речь Государя, обращенная к Своим дворянам, была ясна и чиста и, спокойная и сердечная, выявляя всего Его. На меня этот момент торжеств произвел сильное впечатление. Передав Государю грамоту дворянства, Самарин с поклоном отошел.


Соборная площадь: Красное крыльцо (восстановлено в 1994), Грановитая палата (1487-1491), Золотая Царицына палата с Верхоспасским собором (1635-1636) и маленькая церковь Ризположения (1484-1486) (c) retromoscow

Выход снова выстроился для следования через двери Георгиевского зала на Красное крыльцо. У дверей стояли парные часовые юнкера Александровского училища. Как я упоминал, погода с утра была пасмурная, и здесь при выходе Царя на древнее Крыльцо произошло чудо, которое я описал в своем рассказе «Один из сорока трех». Порыв ветра мгновенно разорвал покрывавшие небо тучи, и радостное весеннее солнце залило своим светом Царя, сходящего с крыльца к толпе своего народа, запрудившего все свободное между соборами пространство. Звон колоколов, музыка оркестров и крики «ура» несметной толпы, все слилось в ликующий, радостный, какой-то весенний аккорд. Под несмолкаемые крики народа шествие медленно спустилось по лестнице и прошло в Успенский собор.


Российский Император Николай II с Императрицей Александрой Фёдоровной
выходят из Грановитой палаты на Красное крыльцо
во время празднования 300-летия Дома Романовых


Торжественное шествие в Кремле членов императорской семьи с Красного крыльца в Успенский собор; присутствуют: великая княжна Татьяна Николаевна, великий князь Борис Владимирович, великая княжна Мария Николаевна, великий князь Дмитрий Павлович, великая княжна Анастасия Николаевна, великие князья Петр Николаевич, Сергей Михайлович, Георгий Михайлович, Михаил Михайлович, князь Гавриил Константинович и др.

Празднование 300-летия Дома Романовых в Москве.
«Празднование 300-летия Дома Романовых в Москве.» на Яндекс.Фотках
Фото: журнал "Нива", № 25 за 1913 год.

РОМАНОВСКИЕ ТОРЖЕСТВА (Журнал «Нива», № 25 за 1913 год).

…Кремль встретил Царя и Царицу звоном колоколов и кликами собравшегося народа. В предшествии митрополита, Их Величества вступили в собор и направились к гробнице царя Михаила Федоровича. Государь император свечой возжег обе находящиеся на гробнице лампады. Была совершена лития по царе Михаиле Федоровиче, а по окончании богослужения Их Величества и Их Высочества преклонялись пред гробницами царей из Дома Романовых.
Затем Государь Император отбыл во дворец. Вечером вся Москва была дивно иллюминирована.
25 мая Москва праздновала день Рождения Государыни Императрицы и вместе с тем второй день юбилейных торжеств. В этот день в Кремле состоялся торжественный Высочайший выход в Успенский собор. В девять часов утра в Кремле и по всей Москве начался «красный» звон, не умолкавший до самого выхода Их Величеств из дворца. В 11 часов утра началось Царское шествие из дворца в собор. Во время шествия в Георгиевской зале дворца Государь император изволил принять от находившейся там дворянской депутации подношение: верноподданническую грамоту от всероссийского дворянства, заключенную в художественный ларец.
При восторженных кликах народа шествие продолжалось далее и вступило на Красное Крыльцо. Громогласное «ура» вырвалось из сотен тысяч грудей, едва только Государь император показался на этом историческом крыльце. При сходе с крыльца стояла депутация от крестьян Московской губернии, поднесшая Его Величеству хлеб-соль.
Царское шествие прошло в Успенский собор. Митрополитом Макарием здесь было совершено торжественное молебствие, по окончании которого Их Величества прошли к раке новопрославленного святого, патриарха Ермогена. Вся Царская Семья приложилась к гробнице этого великого патриота и мученика за Землю Русскую.



Выход Александра III к народу на Красное крыльцо после коронации.
15 мая 1883. Гравюра. 1883


Коронационные торжества 1883 года. Император Александр III с императрицей Марией Федоровной
спускаются по Красному крыльцу. Кремль. Москва. Май 1883
Фотограф неизвестен. 21 28,5


Император Николай II, императрица Александра Федоровна, великая княжна Ольга Николаевна,
великий князь Сергей Александрович, великая княгиня Елизавета Федоровна
во время торжественного выхода с Красного крыльца по случаю пребывания императора в Москве.
Москва, 1903 г.


300-летие Дома Романовых: царский выход в Кремле. 1913 г.

После радостно-ликующего настроения площади нас в соборе мгновенно охватило то особенное чувство, которое бывает, когда, обнажив голову входишь в овеянные стариной и поколениями стены наших православных храмов.


Успенский собор (1475-1479), исторически - главный храм России,
в котором венчались на царство/короновались все русские цари


западный вход-крыльцо собора Успенья Пресвятой Богородицы


южный "царский" портал входа


навес над фресками (c) retromoscow

Роскошное, все усыпанное камнями-самоцветами облачение духовенства, песнопение, кажущееся неземным в рамке древних расписанных сводов, и строгие лики святителей создали контраст с буйным ликованием площади. Все это врезалось в память на всю жизнь. После молебна торжество для нас закончилось.

Обед в Георгиевском зале Большого дворца мало чем отличался от таких же придворных обедов в С.-Петербурге. Только лица были другие. Во время обеда играли трубачи Сумского полка и пел хор Императорского Московского театра. Зато на бале, данном московским дворянством своему Царственному Гостю и Его Августейшей Семье, надо остановиться подольше.

В сумерки этого майского вечера мы были доставлены в Дворянское Собрание. Одна за другой стали подъезжать кареты с великими княгинями, и мы встречали их на подъезде. Подъехал Государь с Царицей и великими княжнами Ольгой Николаевной и Татьяной Николаевной. Из молодых великих княжон присутствовала княгиня Ирина Александровна, отличавшаяся своей строгой красотой. Царевны были обе совершенно разного типа лица. Ольгу Николаевну нельзя было назвать красивой, но она подкупала своей свежестью и улыбкой своих, как у Отца, лучистых глаз. Лицо Татьяны Николаевны отличалось оригинальностью его красивых черт. Но хотя совершенно разные, они обе были каждая в своем роде очаровательны.

Бал в Москве отличался от петербургского своим строгим порядком, радушием и какою-то сердечностью приема. Московские дворяне сумели принять своего Царя. Красивый зал был с тонким вкусом декорирован розовыми весенними цветами. Всюду распорядители из дворян, по-видимому, по заранее продуманному плану, руководили огромным количеством приглашенных. Видна была забота создать и подчеркнуть то настроение доверия и близости Царя и Народа, которые установились в России после бурь революции 1905 года.


Бал в Петербургском Дворянском собрании 23 февраля 1913 года (c) Дмитрий Кардовский. 1915


«Морской бал» Санкт-Петербургского Дворянского собрания 2003 года
в Лиговском народном доме графини Паниной


Санкт-Петербургский открытый бал в честь 100-летия Постоянного Совета Объединенных Дворянских обществ России
26 мая 2006 года во дворце Шуваловых-Нарышкиных на Фонтанке


Cанкт-Петербургское Дворянское Собрание - Союз потомков Российских дворян

Царская Семья была помещена на возвышении по короткой стене зала, сейчас же у входа. С этого места виден был весь зал, в глубине которого несколько ступеней вели под колоннаду, поддерживающую хоры, на которых помещался оркестр.
Бал открылся полонезом. Во главе шел Император, ведя жену московского уездного предводителя дворянства А. В. Базилевскую. А. Д. Самарин был холост, и потому она оказалась старшей дворянкой Москвы. Во второй паре шла Императрица с Александром Дмитриевичем. Далее шли великие княгини и князья с представителями московского Дворянства. Государь был в форме лейб-гусарского Павлоградского полка. Гусарский мундир очень шел Царю, его невысокой, но великолепно сложенной фигуре. Он любил надевать формы гусарских полков и умел их носить.
Мы, камер-пажи, стояли на возвышении и наблюдали эту яркую картину, в которой светлые платья дам смешивались с золотом и разнообразием цветов мундиров.
После полонеза на минуту получилась заминка. Музыка заиграла вальс, но гости ждали инициативы Царской Семьи. Одновременно великим княжнам представили танцоров, и весь зал закружился. Время проходило быстро. Бал был веселый и красивый. В зале царило то трудно определимое настроение, которое отличает удачный вечер от неудачного.


Бал (c) Владимир Первунинский
История балов. Бальный этикет


Под звуки вальса (c) Владимир Первунинский


Вальс (c) Владимир Первунинский


Светский раут (c) Владимир Первунинский


Первые балы в России

По знаку распорядителя оркестр остановился и Самарин, склонившись перед Царем, попросил высоких гостей проследовать к ужину. Пересекая зал в длину, шествие поднялось по ступеням под колоннаду и прошло в соседний зал, где был сервирован ужин. Стол Царской Семьи бы установлен на возвышении, лицом к залу, столы для приглашенных стояли перпендикулярно к нему. Нас, камер-пажей, поставили вдоль стены за столом Царской Семьи и лицом к залу. Наискосок влево от меня за столом приглашенных сидели знакомые по Петербургу княжны Урусовы, конногвардеец Ширков, Катков и др.

Всегда такая ко мне внимательная, Великая княгиня Мария Александровна во время ужина передала мне через рядом с ней сидевшего московского губернатора, свиты Его Величества ген.-майора Владимира Федоровича Джунковского свой стакан вина. «Пусть выпьет за мое здоровье», — с улыбкой сказала она.
Это был самый трудный «официальный» стакан шампанского, который я в жизни выпил. «Ваше здоровье, Ваше Императорское Высочество», отвесив поклон, произнес я, и, не дыша, чтобы газы шампанского не били небо, я залпом выпил фужер под взглядом Великой княгини, Джунковского и моих знакомых со стола напротив.
Последние потешались над трудностью моего положения. Я отдал стакан проходящему лакею и снова вытянулся в струнку.

После ужина вскоре начался разъезд. Великие княгини Мария Александровна и Мария Павловна уезжали вместе. Я в последний раз видел мою Великую княгиню. Она особенно приветливо простилась со мной, подарила на память золотой герб Москвы, который дворяне передали всем участникам бала. Простые смертные вместо золотого значка получили серебряные. Великая княгиня спросила меня, в какую часть я выхожу.
«Значит, скоро будете офицером. Заранее поздравляю. Еще раз благодарю за службу».
А потом, обращаясь к Самарину, продолжала:
«Александр Дмитриевич, очень прошу вас накормить моего камер-пажа и присмотреть, чтобы он потанцевал». Двери кареты захлопнулись, и великие княгини уехали.

Исполняя распоряжение Великой княгини, Самарин повел меня наверх к открытому буфету, где мы с ним выпили по рюмке водки и я поел, так как здорово проголодался. Потом я спустился в зал, где бал продолжался.


Новая традиция в Петербурге - бал, посвященный Сергею Дягилеву
29.04.2008 (Видео)
В Петербурге зарождается новая традиция - бал, посвященный Сергею Дягилеву, известному импресарио, который открыл миру русское искусство. В роскошном зале - декорации из живых цветов, камерный оркестр и, конечно, благотворительный аукцион. Все полученные деньги будут направлены на стипендии ученикам Балетной академии имени Вагановой. Именно оттуда вышли самые блестящие звезды знаменитых дягилевских "русских сезонов" - Анна Павлова, Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский, Джордж Баланчин.
Показать "сезоны" в России - было заветной мечтой великого импресарио и единственным его проектом, которому не суждено было реализоваться. Дягилевский бал - это дань уважения современных меценатов легендарному сподвижнику русского искусства.
Один из сюрпризов бала - выступление дебют учеников Дворца пионеров Красногвардейского района. Ну, а после танцев - изысканный ужин в лучших кулинарных традициях Серебряного века.

~ * ~ * ~ * ~

Я думаю, что многим будет непонятно, отчего для нас воспоминания о службе при дворе Императора так дороги. Перечтя этот краткий очерк службы во дворце, я пришел к убеждению, что если для меня воспоминания являются самым ярким впечатлением моей юности, то для читателя этого очерка вряд ли они будут интересны.
Мне эти воспоминания дороги не только как воспоминания молодости, которые с годами облекаются грустной прелестью, не только как память о золотом, красивом мундире и блеске, меня в те часы окружавшем, не только потому, что в эти часы я был близок к Государю, сиявшему в ореоле Царственного Венца. Нет, не только оттого! Участвуя в придворных торжествах, стоя в храмах или дивясь сказочной красоте, роскоши и блеску в Мариинском театре, я бессознательно чувствовал себя приобщенным к тому дивному явлению, которое носило имя Россия.

АЛЕКСАНДР ГЕРШЕЛЬМАН
Буэнос-Айрес, 1956

P.S. На мой взгляд эти и некоторые другие воспоминания могут быть интересны и в наше время, когда можно найти и фотографические материалы, иллюстрирующие события тех последних дней Российской империи, и документы, свидетельствующие о неотвратимости произошедшего, и попытки возрождения утраченных традиций. Но главное все же состоит в том, чтобы изучая и анализируя историю Российского государства, попытаться сделать выводы из этих уроков и искать дальнейшие пути его развития, с безусловным учетом менталитета русских людей (но не только, и даже не столько, элитарных слоев общества, а тех, о ком эта самая "элита" и призвана более всего печься), а также свойственных им национальных и жизненных приоритетов, причем весьма различных в столичных городах, провинциальных и в сельской местности.

Как-то так, да. Спасибо за внимание к изложенным воспоминаниям :))

Искренне Ваша, allerleiten, с любовью :)









Анюта. Из летнего! (c) tanya_volkova пишет в photokidz. 2.08.2008

P.P.S. И еще кое-что. В тему, так сказать.

Совок (c) mbpolyakov
Русский юмор как критерий, что мы не Европа (c) troitsa1
Запахи памяти (c) allerleiten
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments